SSJ100 в роли делового самолета — рашпиль для ювелирных работ

На деловой встрече Российского инвестиционного форума 2019 ВЭБ-лизинг в Сочи было объявлено о подписании протокола  о намерениях по созданию авиакомпании, использующей SSJ100 в бизнес-конфигурации. Протокол о намерениях относительно создания нового игрока на авиационном рынке был подписано Объединенной авиастроительной корпорацией (ОАК) — производителем самолетов SSJ100, Центром деловой авиации из московского аэропорта Внуково и Национальной резервной корпорацией (NRC). Проект предусматривает, что перевозчик будет использовать SSJ100 с 56 посадочными местами в бизнес-конфигурации, чтобы предлагать чартерные  и специальные рейсы для использования корпоративными деловыми партнерами, спортивными командами, музыкальными группами или другими специальными операциями полета.

«Создание линейки продуктов для рынка гражданской авиации и их продвижение — одна из основных целей нашей компании. Ниша корпоративного чартерного транспорта, с одной стороны, имеет большой потенциал для роста, а с другой — еще не использовалась российским самолетом. Создание чартерной платформы на основе модели SSJ100 является еще одним примером нашей поддержки, предлагаемой производителем. Мы считаем, что корпоративная версия самолета SSJ100 может стать уникальным продуктом на рынке и предложит наилучший баланс между необходимым комфортом и операционной эффективностью», — заявил президент UAC Юрий Слюсар.

Государственно-частное партнерство?

Протокол  о намерениях относительно создания проекта является началом государственно-частного партнерства. В прошлом российское правительство поддерживало проект SSJ100, который не очень хорошо работал в коммерческих условиях. Опыт эксплуатации «Сухой» показывает, что эти самолеты имеют гораздо более низкую среднесуточную норму использования, чем западные машины, в основном из-за более низкой эксплуатационной надежности и проблем с наличием запасных частей.

Несмотря на это, многие авиакомпании, такие как Аэрофлот, вынуждены были заказать воздушные суда этой модели и, как сообщают неофициальные источники это сделано под давлением сверху. Пресекались даже попытки некоторых российских перевозчиков отказаться от эксплуатации SSJ100. Все указывает на то, что вновь созданный проект также является в лучшем случае отчаянной попыткой спасти программу за государственный счет, в худшем – недобросовестным намерением производителя получать средства на заведомо провальный проект.

Эти оба тезиса вполне вероятны, если учесть неудачу SSJ100 в гражданском варианте, где совершенно иная клиентура – обычные граждане, отправляющиеся в отпуск или в гости к родственникам.  Как правило, от  пунктуальности их рейса не зависит ровным счетом ничего кроме настроения, а компенсации за задержку или отмену рейсов для  авиакомпаний хоть и невелики, но не столь существенны.

Иная ситуация в случае использования воздушных судов для деловых и корпоративных целей – от пунктуальности каждого рейса зависят многомиллионные сделки (иначе такие полеты не оправданы экономически), вряд ли серьезный бизнесмен согласится на аренду воздушного судна, вероятность отмены полета которого в несколько раз выше, чем у регулярного рейса. Использование SSJ100 в таком качестве выглядит, по меньшей мере, странно и противоречит сложившимся тенденциям, когда для выгодных операций используются самые надежные инструменты. Грубо говоря,  SSJ100 в роли делового самолета —  это как рашпиль для ювелирных работ. А может быть – дорогое развлечение чиновников?

Андрей Бочкарев