Торговые войны и протекционизм – главные проблемы авиации

VIP-перелеты первых лиц государства

Можно многое сказать о президенте Дональде Трампе, который сидит в кресле президента США с 2017 года, но, конечно, не то что он не проводит агрессивную и безжалостную внешнюю политику. Не будем судить о его целях и эффективности, а порассуждаем о том, как авиация страдает от торговых войн, которые ведет Белый дом, и негаивные последствия которых рикошетом возвращаются к нему.

Дональд ТрампСейчас не время и не место описывать сложную игру, в которую Вашингтон играет с 2017 года. Достаточно вспомнить, что с тех пор, как Дональд Трамп вступил в должность, его администрация подталкивала Китай к сокращению огромных субсидий для государственных предприятий и прекращению бесконтрольной передачи американских технологий китайским компаниям, что является высокой ценой для иностранных компаний, ведущих бизнес в Поднебесной. Авиационной отрасли хорошо известно о последствиях.

Лозунг «America first!», также зазвучал в межатлантических отношениях. Дональд Трамп выполнил обещание, которое сорвалось у него с языка, когда он проводил предвыборную кампанию в так называемом «Ражавом поясе» на северо-востоке США, где когда-то доминировала тяжелая промышленность (включая металлургию), а сегодня находится в упадке из-за процессов глобализации. Таможенные пошлины, применяемые с 1 июня 2018 года на сталь и алюминий, импортируемых, в частности, из Европейского Союза, были лишь началом постоянного обмена ударами со Старым Континентом.

Китайский фронт

Перевозчики из Поднебесной получают около 17 процентов всех самолетов, покидающих сборочные заводы Boeing. Производитель из Чикаго является крупнейшим американским экспортером на китайский рынок. По прогнозам Boeing, китайским операторам в течение следующих 20 лет понадобится 7,6 тыс. новых самолетов на общую сумму 1,2 триллиона долларов, и американцы намерены забрать как можно большую часть этой суммы себе.
Однако все эти устремления вступают в противоречие с жестокой реальностью, которая в настоящее время проявилась в глубоком кризисе, связанным с 737 MAX и торговой войной, которую Вашингтон ведет с Пекином.

Примером этого является и авиалайнер 787 Dreamliner. В настоящее время Boeing не хватает десятка машин, чтобы иметь возможность похвастаться тысячным самолетом этого типа, который покинул завод производителя. Это должно произойти в первой половине следующего года. Должно, но не обязано. Китайские перевозчики не забирают машины, которые они заказали. Это вызвало хаос в рабочих графиках Boeing, из-за которых ему пришлось искать новых получателей готовых Dreamliner. В следующем году будет так же. По крайней мере, считает аналитик рынка Уреш Шет, цитируемый американскими СМИ.

Если бы проблемы с 787 были единственными, с которыми столкнулся Boeing, то ситуация не была бы столь тревожной. Однако на него повлияла неспособность продать флагманский продукт, который является последней версией 737. Все это приводит к тому, что американский гигант начинает терять позиции. Moody’s, одно из трех крупнейших рейтинговых агентств в мире, которое вместе с двумя другими контролируют 95 процентов рынка, понизили кредитные рейтинги Boeing. Это означает, что корпорация столкнется с более сложными условиями кредитования и ростом стоимости обслуживания существующего долга.

Однако и в лагере противника не все так хорошо. Решения китайских авиакомпаний мотивированы политикой. А это, однако, не служит их интересам. В 2018 году аэропорты в Поднебесной обслужили около 1,264 миллиарда пассажиров (+ 10,7 процента по сравнению с 2017 годом). По оценкам Международной ассоциации воздушного транспорта (IATA), в середине 2020 года Китай займет место Соединенных Штатов по размеру авиационного рынка, как крупнейшего в мире. Реализация этого сценария означает необходимость дальнейшего расширения парка китайских перевозчиков.

Рынок производителей самолетов небольшой и там безраздельно господствуют американцы, бразильцы, европейцы, до не давнего времени были канадцы. А широкофюзеляжные машины в настоящее время производят только два концерна. Если авиакомпания не пожелает приобретать Boeing, то остается только Airbus. Это не только не облегчает переговоры, но и прежде всего приводит к тому, что европейский консорциум берет на себя дополнительные обязательства, при реализации которых могут возникнуть серьезные проблемы. А проблемы европейского производителя с соблюдением сроков широко известны в отрасли.
Таким образом ситуация складывается патовая – Boeing не знает, кому продать Dreamliner, а китайцы точно не знают, чем его заменить.

Проблемы авиации является наиболее ощутимым результатом торговой войны между двумя крупнейшими экономиками мира. О грузовых авиаперевозках речь пойдет ниже, но сейчас стоит напомнить, что Китай является крупнейшим в мире экспортером, а Соединенные Штаты — крупнейшим импортером. Это также имеет значение в данном вопросе.

Европейский фронт

На этом поле битвы проблема конкуренции со стороны двух крупнейших мировых производителей авиации играет непосредственную роль в формировании динамики таможенных пошлин.

В середине восьмидесятых Соединенные Штаты и объединяющаяся Европа начали переговоры, чтобы решить вопрос о государственной помощи, предоставляемой производителям крупных пассажирских самолетов. Соглашение не было подписано до 1992 года. Стороны согласились на арбитраж Всемирной торговой организации (ВТО).
Контракт и контрактом, но обе стороны продолжали безмерно поддерживать своих производителей. И они делают это постоянно, независимо от решений ВТО, которая неоднократно заявляла о неправомерности субсидий и для Airbus, и для Boeing.

Дональд Трамп ловко использует ситуацию. Во-первых, в октябре этого года были введены таможенные пошлины в соответствии с постановлением ВТО (7,5 млрд долларов), которые должны были ударить по странам, оказывающим финансовую помощь Airbus. Теперь он блокирует работу организации, которая должна была решить, сможет ли Европа потребовать дополнительные 12 миллиардов долларов в качестве платы за ввоз товаров из США в связи с незаконной поддержкой Boeing.

С декабря 2019 года в Апелляционном органе Всемирной торговой организации имеется только один член. После окончания срока полномочий двух судей выборы их преемников блокируются Соединенными Штатами. Администрация Трампа последовательно использует тот факт, что выборы требуют согласия всех членов органа. Требуется как минимум три члена суда. Нет судей, нет регулятора, ограничивающего произвол самого сильного игрока в мире.
Торговое представительство США в повестке дня 2019 года сообщило: «Соединенные Штаты остаются независимым государством, и наша торговая политика будет проводиться здесь, в Вашингтоне, а не в Женеве. Мы не позволим Апелляционному органу ВТО заставлять США внедрять решения, на которые мы никогда не соглашались».

Это позволяет Америке формировать свою таможенную политику по своему усмотрению. Как видите, Вашингтон намерен использовать этот инструмент на полную мощность. Есть много признаков того, что в 2020 году торговые войны будут набирать обороты. И это заметно уже сегодня. К чему все это приведет?

Страдают все

Первой жертвой торговых войн, которые решил устроить президент Америки, стала, конечно, перевозка грузов. «Введение пошлин» не тот принцип, который способствует росту грузовых авиаперевозок. Воздушный грузовой транспорт иногда недооценивают, т.к. по всему миру самолетами перевозится 1 процент всего объема товаров в тонно-километрах. Это немного, но если посмотреть на денежное выражение стоимости этих грузов, он начинает становиться более интересным. По оценкам ИАТА, объем грузовых перевозок на борту самолетов составляет 35,4 процента глобальной торговли товарами в денежном выражении.

На страницах нашего портала еще будет отдельная статья о результатах только что закончившегося 2019 года и перспективах этой доли авиационного рынка. Здесь скажем только, что падение стоимости авиаперевозок составило 3,3 процента, э что означает самое большое ежегодное снижение с 2009 года, после последнего глобального экономического коллапс.

Наш азиатский корреспондент справедливо отметил, что в тени столкновения Соединенными штатами и Китаем оказывается ситуация в ряде других азиатских стран. Кроме японо-корейского конфликта, все остальные связаны противостоянию доминирования Китая на континенте, а также в будущем и за его пределами, что также является прямой причиной политики Вашингтона. Все смешалось, и одна война движет другой.

Американцы, стремясь сбросить с себя ограничения в форме решений ВТО, не учитывают тот факт, что они не единственные, кому выгодны решения этого института. В настоящее время это худший случай в Великобритании. Островитяне, стремящиеся покинуть структуры Евросоюза, всерьез рассчитывают на так называемые жесткий брексит. Никакое соглашение с ЕС не является рискованным решением, которого опасается авиационная отрасль. Однако Лондон надеялся, что, если все пойдет по этому сценарию, условия по умолчанию будут определены руководящими принципами ВТО. Тем не менее, как они могут действовать, если они неосуществимы, потому что апелляционный орган не работает?

Есть еще один аспект. Война — это не собака на поводке, и никто не знает, выйдет ли она из-под контроля. Помимо наихудших возможностей, то есть полномасштабного вооруженного конфликта, остается проблема экономического кризиса.

«Торговая война между США и Китаем и резкий рост цен на нефть в результате геополитической напряженности могут привести к глобальной рецессии в следующем году (2020 год — примечание редактора), – заявил в интервью для Forbes экономист Нуриэль Рубини, предсказавшей крах рынка недвижимости США и рецессию, которая последовала за ним в 2008 году.

«Мировая экономика и цепочки поставок настолько тесно связаны, что односторонние протекционистские решения никому не выгодны. Это становится заметным уже сейчас. Цены на некоторые импортные товары уже выросли, и потребители тоже это чувствуют. Вера в то, что пошлины будут способствовать возвращению в США инвестиций и производства, оказывается обманчивой. Похоже, что кроме президента Трампа никто не использует эти торговые войны» – эти слова Берна Ланге из одного из его интервью, очень хорошо отражают позицию многих наблюдателей и политиков.

Но как реальность выглядит? Есть ли у американцев другой выбор, кроме как начать войну со страной, которая хочет лишить их глобальной гегемонии? Независимо от того, кто победит на выборах в США в ноябре, войны будут продолжаться. Беспрепятственный оборот товаров и услуг создало мощь США. Сейчас строит величие Китая. Именно поэтому Соединенные штаты хочет изменить правила игры. У них нет другого выбора.

Дональд Трамп все еще будет править как минимум год. Предполагая, что он не будет переизбран. Поэтому в ближайшие месяцы будет наблюдать торговая напряженность между крупнейшими и более мелкими игроками в мире. Чем все это может закончиться? Смена президентского кресла этого не сделает. Это может быть сделано только с помощью нового глобального порядка, очертаний которого на горизонте пока не видно.

Ставки торговых войн — это как раз иерархия международных отношений в мире, в котором гегемоном будут США, США и Китай или просто одна Поднебесная. Сегодня никто не может сказать, как это будет выглядеть.

В заключение

Авиация — это лишь малая часть экономики, и это часть ежедневной реальности, которая нас окружает. Нет надежды, что кто-нибудь бросит борьбу за мировое лидерство только из-за проблем авиационного рынка. Поэтому нужно приспосабливаться к новым условиям и действовать в ритме решений, исходящих из Вашингтона, Пекина или Брюсселя. И так может быть в течение следующих нескольких лет.

Дональд Трамп является гарантом продолжения политики США по сокращению дефицита Америки в международной торговле. Впрочем, не стоить надеяться, что в случае возможного поражения 45-го президента США на выборах, ситуация сильно изменится. Джо Байден, самый серьезный конкурент Трампа в гонке за Белый дом, призывает к объединению в глобальный фронт, который заставит Китай подчиниться. Это неудивительно, потому что объединение торговых войн только с политикой противоречивого президента является ошибкой. Для нашей отрасли это означает, что ей просто необходимо найти свое место в новой реальности. Другого пути нет.

К сожалению в результате торговых войн пострадал сектор деловой авиации. Только начинающий зарождаться рынок бизнес-джетов в Китае за прошлый год сильно сократился. С другой стороны большая часть деловых самолетов была продана обратно в США и Западную Европу. В результате ослабления Китая, а также ухода из власти левых, улучшается экономика Бразилии. Это дает надежду, что в Южной Америке будет развиваться не только сектор регулярных перевозок, но и авиация общего назначения.

Андрей Бочкарев