Aero K – лоукостер, который разрушает гендерные традиции

Южнокорейская бюджетная авиакомпания Aero K намерена вскоре начать свою деятельность, несмотря на продолжающуюся пандемию коронавируса, предлагая новый взгляд на униформу бортпроводников и изменение традиционной корейской корпоративной культуры.

Гендернонейтральная униформа бортового экипажа Aero K

Гендерно нейтральная униформа бортового экипажа Aero K

За новой бюджетной авиакомпанией Aero K, которая только что создается, стоит 44-летний бизнесмен Майк Канг, имеющий опыт работы на руководящих должностях в мощной компании, работающей в индустрии развлечений, CJ E& M и возглавлял инвестиционный фонд EMP Belstar. Aero K в настоящее время проходит процесс сертификации AOC.

Перевозчик, чьё название читается наоборот как “Корея”, планирует работать из международного аэропорта Чонджу, расположенного примерно в 110 км к югу от Сеула.
“Мы хотели создать лоукостера, внедряющего лучшие мировые бизнес-практики, с базой в Чонджу. Мы увидели возможность создать авиакомпанию, которая будет работать в этом регионе, поскольку большинство бюджетных авиакомпаний работают из Кимпхо, Инчхона или Пусана”, – объяснил Канг в интервью для The Korea Herald, добавив, что передовые методы ведения бизнеса означают оптимизацию использования самолетов и учет таких таких факторов, как более низкая стоимость обслуживания в Чонджу.

Согласно первоначальным планам, авиакомпания должна была начать работу два-три года назад, но этому мешали конфликты внутри правления. Задержка, по словам Канга, оказалась удачей, поскольку авиакомпании Aero K теперь теряют меньше денег с одним самолетом, чем если бы у них был обширный флот.

Допускается гендерно-нейтральная форма, татуировки и очки.

У себя на родине бренд Aero K завоевывает известность не только благодаря своей бизнес-модели, но и своей инновационной корпоративной философией, лучше всего выраженной в гендерно-нейтральной униформе бортпроводников. Костюмы для экипажей были впервые представлены на страницах модного журнала Vogue Korea, что было хорошо встречено публикой, хотя также раздавались голоса, что перевозчик слишком старается угодить феминисткам.

Презентация униформы состоялась в то время, когда Южная Корея находится в политической атмосфере после движения #MeToo, и общественность внимательно относится к применимым стандартам. Оно включает в себя униформу для бортпроводников — профессия, которая, по мнению многих, устарела из-за приверженности сексистским ожиданиям, отмечает Korean Herald.

“Мне кажется, что униформа — это послание бренда, и многие узнают авиакомпании по форме. Мы хотели создать гендерно-нейтральную униформу, которая показывала бы, что мы не проводим дискриминацию. Здесь также есть аспект безопасности. Обычно женщины-бортпроводники носят юбки. На самом деле, это не всегда соответствует требованиям безопасности”, – объясняет Канг.

Новая форма вызвала огромный резонанс, хотя, как признает Канг, не все остались довольны. “Многие отзывы были положительными. Я думаю, может быть, Корея меняется и становится более открыты для таких вещей. Также раздаются комментарии о том, что, возможно, эта форма не такая уж и красивая. Определение “красота”, которое включает в себя женщин-бортпроводников, все еще находится в умах многих людей. Я считаю, что эта форма — это то, кем мы являемся как авиакомпания. Так что это не для всех. Но вот кто мы есть”, – говорит Канг.

Авиакомпания Aero K, ориентированная на женщин нынешнего тысячелетия, позволяет членам их бортового персонала не закрывать свои татуировки и носить очки. Эти предметы до сих пор запрещены многими южнокорейскими авиакомпаниями.

Униформа – не единственный атрибут в Aero K, который Канг намерен изменить. Он также хочет создать альтернативу нынешней корпоративной культуре корейской авиационной отрасли, которая, по его словам, нуждается в реформе. Глава Aero K упоминает прошлые случаи злоупотребления властью и укоренившуюся культуру старшинства, парализовавшую усилия по обеспечению безопасности.

“Культура тоже очень важна для безопасности. Я считаю, что в этой отрасли нам нужно говорить о CRM (управлении ресурсами экипажа), под которой мы подразумеваем культуру общения между кабиной пилотов и бортпроводниками и то, как люди общаются друг с другом”, – говорит Канг.

Андрей Бочкарев