Отчаянная попытка спасти проект SSJ100… и снова за счет налогоплательщиков

У компании «Гражданские самолеты Сухого» (Sukhoi Civil Aircraft Co — SCAC) обострилась проблема с продажей ее машин — SSJ100, в народе называемых «СухойСуперДжет». Производитель не может найти на него желающих ни в свой стране, ни за рубежом, а Аэрофлот, который заказал 100 таких машин более года назад, не очень расположен платить за него наличными.

«СухойСуперДжет» компании Аэрофлот

Таким образом, в конечном итоге машины купит не национальный перевозчик, а государственная финансовая корпорация ВЭБ за 3,8 млрд долларов США, и они будут сданы в аренду Аэрофлоту. Крупнейший российский перевозчик должен забрать их в 2019-2026 годах и использовать в течение 12 лет.

ВЭБ — это не что иное, как бывший Внешэкономбанк, государственное финансовое учреждение, которое вместе с частными банками поддерживает крупные инвестиционные проекты. Однако, как признают эксперты, неизвестно откуда ВЭБ возьмет деньги, какими будут механизмы компенсации и сколько Аэрофлот в конечном итоге заплатит за машины, которые должны были конкурировать с продукцией Boeing и Airbus, но оказались технологическим провалом. Другие авиакомпании из Бельгии, Ирландии и Мексики, которые решились включить их в свой парк, быстро вернули их лизинговым компаниям. Причиной стала высокая частота отказов и проблемы с наличием запчастей.

Теперь, скорее всего, средства будут поступать из центрального бюджета, но известно, что даже в этом случае Аэрофлот не спешит собирать машины, которые должны начать выполнять рейсы уже в последнем квартале 2019 года, а руководство компании на последнем собрании 29 октября объяснило, что теперь готово принять максимум 5 заказанных машин. Через день премьер-министр России Дмитрий Медведев, который также является председателем наблюдательного совета ВЭБ, объявил о готовности правительства закупать машины, заказанные Аэрофлотом. В свою очередь президент ВЭБ Игорь Шувалов не скрывает, что сделка чрезвычайно сложна, и связанные с ней документы уже переданы в министерство финансов. Он признал, также будут необходимы что правительственные гарантии или какие-то инновационные решения.

В настоящее время Аэрофлот располагает 49 самолетами «Сухой». Их было 50, но он потерял одну машину в результате майской аварии в аэропорту Шереметьево. Тогда погиб 41 человек.
Согласно протоколу о намерениях и контракту, подписанному позже, российский перевозчик должен был получить 10 таких машин к концу 2019 года. Но в октябре авиакомпания признала, что не намерена покупать эти самолеты, а только арендовать, и объявила тендер на предложения от лизинговых компаний. Результаты тендера не разглашались. Однако, поскольку ВЭБ раскрыл свои планы, вероятно, не нашлось покупателей, готовых купить самолеты «СухойСуперДжет» и сдать их в аренду Аэрофлоту.

На данный момент за этот год российский производитель смог продать только один экземпляр SSJ100. 15 «Сухой» должна была купить словенская Adria, но она обанкротилась. В конце октября появилась информация, что бюджетная Norwegian заинтересована в аренде таких машин и был пущен слух, что даже подписан протокол о намерениях. Взамен норвежский перевозчик якобы должен был получить от россиян права летать над Сибирью на рейсах из Европы в Азию. Стоимость этой сделки оценивалась в 2 миллиарда долларов США, то есть за каждой SSJ100 авиакомпания должна была заплатить 50 миллионов долларов США. Однако Norwegian поспешила опровергнуть эту информацию, но признала, что российская сторона выходила к ним с таким предложением. Эксперты назвали слухи об этой сделке отчаянным рекламным трюком.

Теперь цена машин Аэрофлота явно снижена до 38 долларов за экземпляр. Хотя, поскольку условия сделки чрезвычайно запутаны, и одной из сторон является государство, абсолютно нет никаких гарантий, что перевозчик вообще будет платить за аренду машин, которые по большей части не летают. Таким образом за технологическую авантюру государства будут расплачиваться налогоплательщики.

В этой ситуации нельзя осуждать Аэрофлот, который оказался в трудном положении – с одной стороны он находится под давлением государства, которое твердо намерено любой ценой спасать имидж провального проекта, а с другой – под давлением акционеров, которые хотят получать прибыль со своих вложений их больше заботит имидж перевозчика, а не производителя. Как видится, национальный перевозчик намерен избегать и/или оттягивать ввод в эксплуатацию SSJ100, а случае поставки – использовать их по минимуму, платить также, а убытки покрывать за счет других источников.

Андрей Бочкарев