Отправляемся в тур по Венеции, или Список фраз о городе на воде

Коврик для йоги аккуратно расстелен на полу. Я беру толстые свечи приятного для глаз молочного цвета и устраиваю их напротив ковра на расстоянии вытянутой руки. Удобно усаживаюсь, подражая позе лотоса, и закрываю глаза. Сегодня я отправляюсь в величественную Венецию гулять по площади Святого Марка.

Как жадно любители путешествий вкушают любую информацию, связанную с прекрасной Италией, как страстно они планируют свое путешествие по ней. На моей персональной карте пока нет отметки, которая бы означала, что я прогуливалась по прелестным улочкам или истерически радовалась, чувствуя запах итальянской пиццы. Это лишь одна из моих первых молитв, которая посвящена удивительной Венеции. Моя молитва – не совсем стандартное явление, поскольку она представляет собой смесь фраз на английском и русском с просьбами к Высшему Разуму поскорее отправить меня в Италию. Это страсть и познание, заключенные в одной и той же грануле. Уверена, что в Италии много городов, которые могут меня поразить своей уникальной архитектурой и историей, однако сегодня я представляю план своего виртуального путешествия по Венеции.  На этот раз мой учитель – это Марк Твен. Писатель показал мне город на воде своими глазами, впрочем, как и многие другие страны и города.

Вооружившись «Простаками за границей» с жадностью в глазах я создала для себя список удовольствий, которыми я буду заниматься в Венеции. Первое, что я намереваюсь сделать, так это отыскать гондольера и воспользоваться его дорогостоящими услугами, чтобы насладиться следующим:

to glide among sculptured palaces – скользить мимо богато украшенных дворцов; to sweep gracefully out into the Grand Canal – плавно повернуть и заскользить по Большому каналу; to make fast under the windows – стоять на причале под окнами; to skim in and out of the alleys – мелькать в проулках; to get only the merest glimpses into front doors – едва успевать заглядывать в двери парадных; to look out upon the passing boats – рассматривать встречные лодки; to glide swiftly hither and thither – всюду быстро мелькать.

Фоновая музыка (я обычно использую музыку для медитаций) способствует созданию благоприятной атмосферы для изучения английского языка. Особенно она важна в начале занятий, однако когда наступает пик погружения в процесс, ее важность отпадает –  чаще всего мы ее уже не слышим.

Утомившись от непрекращающихся эмоциональных взрывов, в сумерках и с набитой мыслями головой можно отправляться в отель, чтобы насладиться в спокойной обстановке одним из итальянских десертов, сравнить свои ожидания и реальность, Венецию Марка Твена с современной Венецией, используя следующие выражения из книги писателя:

to fall a prey to poverty — сделаться жертвой бедности (впечатление Марка Твена о городе); the famed gondola – прославленная гондола; cherished dreams of Venice – дорогие сердцу мечты о Венеции.

На следующий день, отведав чего-нибудь местного в ближайшем кафе, можно отправляться изучать культурный аспект города. Мост Вздохов и Дворец Дожей – непременно, поскольку хотелось бы увидеть своими глазами маленькие щели в каменной стене, так называемые Львиные пасти, через которые когда-то «падал» донос. Нет сомнений, что я захочу познакомиться и с собором Св. Марка, который совершенно не впечатлил Твена, но пробудил во мне интерес:

to weary our eyes with staring at acres of historical paintings – почти ослепнуть, разглядывая бесконечные акры исторических картин; to go into ecstasies over its coarse mosaics – восторгаться грубой мозаикой.

Дворец и тюрьму разделяет лишь узкий канал, через который перекинут Мост Вздохов. Закрытый туннель, сырые камеры, тишина склепа и орудия пыток – то, что необходимо увидеть и прочувствовать в романтичной Венеции:

to doom to lingering misery and utter oblivion in the dungeons – обрекать на долгие муки и полное забвение в темницах; to show to visitors the implements of torture – показывать посетителям орудия пытки.

Во время путешествия Марку Твену очень повезло, поскольку тогда на Венецию не обрушивалось такое огромное количество туристов, и все было более естественным и реальным. Перед его глазами представали картины с пышными гондолами, в которых молодежь ужинала и распевала песни:

to trick out the tables – сервировать столы (этим занимались лакеи знатных особ, которых хозяева прихватывали из дома); to lave the very doorsteps – подступать к самым порогам (о воде); to make the calculations with the nicest precision – рассчитывать движения с замечательной точностью (этим качеством гондольеров писатель искренне восхищался).

Такое непродолжительное путешествие вполне реально осуществить и наяву. Есть карта, есть маршрут и есть желание. Осталось все это лишь «подстроить под себя», чтобы знания, которыми мы обладаем, давали максимальную выгоду и удовольствие.

Деловая авиация AVIAV TM