Persona not grata – власти не спешат с возвращением граждан на Родину

С пятницы, 27 марта, в России приостановлена работа воздушного транспорта. В стране не осуществляются ни регулярные рейсы, ни чартеры. С той же даты столичные власти распорядились ввести ограничения на торговлю и массовые мероприятия, открытыми останутся только продуктовые магазины и аптеки.
аэропорт ПатайяВ свою очередь, власти разрешили авиакомпаниям выполнять репатриационные рейсы, на которых россияне с соответствующими разрешениями должны быть доставлены из мира в страну. Что для перевозчиков являлось не простой задачей, поскольку окупаемость таких рейсов могла быть достигнута только за счет большего заполнения, а это не всегда возможно, или за счет субсидий, к которым в России, как известно, не у всех есть доступ.

На днях премьер-министром России было подписано распоряжение о выделении Росавиации 1,5 миллиарда рублей на субсидии авиакомпаний. Казалось бы проблема решена. Однако вслед за этим последовало новое распоряжение — об ограничении числа прибывающих из-за границы россиян. Теперь их будет в Москве принимать только аэропорт Шереметьево (о предположительных причинах ниже), а аэропорты субъектов Российской федерации смогут обслуживать не более 200 человек в день, фактически это один среднеразмерный дальне- или среднемагистральный самолет. Однако число аэропортов на территории России с пограничными и таможенными пунктами пропуска также ограничено.

Ограничение числа прибывающих власти объясняют необходимостью обеспечить более качественный контроль за состоянием их здоровья. Однако здесь закрадываются смутные сомнения. Такое решение само по себе беспрецедентно. Даже авторитарный Китай осуществляет такие меры не явно, например, запрещая чартерные рейсы, в том числе и частной авиации, из стран особого риска, но ограничить число собственных граждан, желающих вернуться на родину там не решились. Перевозчики нашли выход делая промежуточную посадку в странах, из которых прибытие самолетов не запрещено.

В случае с Россией такое решение не представляется возможным, поскольку ограничено число въезжающих вообще. Таким образом многим россиянам придется мириться с тем, что они останутся за границей на неопределенный срок. Вероятно — больше месяца.
И здесь возникает много вопросов: чем был продиктован выбор властями аэропорта Шереметьево, как в этом случае будет решаться вопрос с авиакомпаниями, у которых нет слотов в этом аэропорту, или авиакомпании также будут назначаться сверху, тогда возникает следующий вопрос — по каким параметрам? Ответ на первый вопрос легко находится с помощью google по запросу “владелец шереметьево”. С остальными сложнее, но точно известно, что, например, компания S7 получила телеграмму о запрете ей выполнять чартерные рейсы.

Возникает ощущение, что Росавиация, получив 1,5 миллиарда рублей на меры по репатриации, пока еще не сообразила как ими правильно распорядиться и между кем распределить. Нет никаких сомнений, что распределение не будет в пользу граждан, вынужденных остаться за границей, даже если обстоятельства требуют их немедленного возвращения, но разве это интересует руководителей Росавиации и дипломатических представительств РФ за рубежом?

Интересна логика — российских граждан (налогоплательщиков) не хотят принимать в свой стране, бросая на произвол судьбы в странах с высоким уровнем заболеваний коронавирусом. Кстати, в России имеется щедро финансируемая МЧС. Во время цунами в Юго-Восточной Азии, самолеты этого министртства, хотя и самыми последними, но эвакуировали российских граждан.

В России долго не признавали, что эпидемия коронавируса также затронула эту страну. Авиакомпании обслуживали рейсы, в том числе в Китай, и были открыты новые направления из Москвы и Новосибирска. Например, вьетнамская Vietnam Airlines начала полеты из Москвы на приморский курорт Нячанг, а для россиян власти в Ханое по этому поводу восстановили специальные двухнедельные электронные визы, выдача которых была отменена несколькими днями ранее. В то же время, однако, было все меньше и меньше желающих путешествовать, и перевозчики обратились к властям за финансовой помощью. Вскоре стало очевидно, что эпидемия распространяется, по официальным данным, там уже 840 человек и трое умерли.
Это все еще намного меньше, чем в Западной Европе. Хотя были большие сомнения в достоверности этих данных. Мэр Москвы Сергей Собянин признался президенту, что фактическое количество дел в столице намного выше, чем говорят официальные источники.

Андрей Бочкарев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.