Полет на борту самого старинного самолета в Бразилии

Приглашение было столь неожиданно, что от него нельзя было отказаться. Находясь рядом с этой редкой и хорошо сохранившейся красной машиной, чувствуется странная уверенность в ее надежности. Я никогда не смог бы устоять перед такой уникальной возможностью — испытать полет на самом старом действующем самолете в Бразилии.

fleet - Полет на борту самого старинного самолета в Бразилии

Fleet образца 1933 года — самый старый летающий самолет в Бразилии

Одномоторный биплан Fleet, изготовленный в Канаде в 1933 году, выглядит бесстрастно и благородно. Он как бы смотрит в горизонт с непоколебимой безмятежностью, выработанной за более чем 80 лет существования. Я получаю кожаную кепку с очками, относящимися к непременным атрибутам пилотов начала прошлого века. «Забыли дать еще шарф», — ловлю я себя на мысли.

Летчик и владелец самолета всего на пять лет младше, чем его воздушное судно, он один из тех старых орлов, которые сохраняют заразительную жизнеспособность мечтательного мальчика, при этом не теряют спокойствия летчика с более чем 50-летним стажем. В конце концов, полет является одним из священнодействий, когда человек и машина, проглядываясь сквозь облака, принимают один силуэт.

Чтобы сесть на заднее место биплана нужно встать на специальную площадку на нижнем крыле, которая защищает тканевую обшивку. Я положил руки на фюзеляж и опустил ноги в кокпит. Кресло оказывается довольно удобным. Пока закрепляю ремни безопасности, командир приказывает механику прокрутить воздушный винт. Пятицилиндровый радиальный двигатель Kinner B-5 послушен и энергичен. Его 125 лошадиных сил поднимают траву и пыль вокруг ангара. Я одеваю очки и ощущаю толчки первых движений машины при пробежке. Поехали!

Биплан делает разворот в начале частного аэродрома Fazenda Vale Eldorado, в штате Сан-Паулу, вокруг которой родился авиационный кондоминиум. Кроме рычага управления я вижу тросы управления, проходящие через пол. «Не трогайте ничего», — слышу я сквозь шум двигателя. Самолет движется по асфальту и ускоряется. Впереди небо и со скоростью около 100 км/ч, он отрывается от земли. Мы взлетаем на борту реликвии с более чем восемью десятилетиями операций.

Ветер в лицо вызывает восторг. Самолет выравнивается на не слишком большой высоте. Я смотрю вверх и, по милости судьбы, птица пересекает наши головы в противоположном направлении. Я поворачиваю шею в след, стараясь не раскачивать самолет, мне нравится ощущение «настоящего полета».

Сбой звука двигателя является частью «пакета», равно как и запах горящего топлива. «Это похоже на полет на мотоцикле», — говорят летчики. После первого поворота я позволил себе повторить то, что делали авиационные первопроходцы. Я поднял из кабины руки и расставил в их в стороны, встречный поток бьет в лицо, но я пытаюсь что-то сказать. Напрасно. Из-за шума я выбираю общение жестами и поднимаю большой палец.

Яркие впечатления от полета усиливает приятная погода. Солнце и тепло, несмотря на высоту и зиму. Мы начинаем подготовку к посадке с захода к взлетно-посадочной полосе и выбирая пологую глиссаду. При соприкосновении шасси с асфальтом чувствуется толчок – шасси классического биплана не имеет амортизации. После тряски по рулежной дорожке самолет маневрирует и величественно возвращается в ангар.

Великолепие Fleet после полета только усилилось. На этой редкой машине есть даже автографы Ричарда Баха, автора знаменитой повести «Чайка по имени Джонатан Ливингстон», где он использует метафорический образ чайки, чтобы рассказать о свободе, обучении и прощении. «Он был влюблен во Fleet и он был в диком восторге, когда увидел его», — с гордостью говорит владелец машины.