Страницы истории авиации: рейс KAL 902 – жертва ошибки советских ПВО или корейского экипажа?

Во время холодной войны  случайное поражение средствами ПВО гражданских самолетов, нарушивших воздушное пространство другой страны,  не  было редкостью. 20 апреля 1978 года произошел подобный инцидент, который мог закончиться большой трагедией. Советские военные  случайно сбили Boeing 707 авиакомпании Korean Air Lines, которому пришлось совершить вынужденную посадку на замерзшем озере в Карельской АССР.

Место катастрофы KAL 902
Место катастрофы KAL 902

Обычный рейс

Рейс KAL 902 был обычным полетом  между Парижем и Сеулом через Анкоридж. Самолеты, обслуживающие этот  маршрут, пролетали над Гренландией, недалеко от Северного полюса, и брали курс на Южную Корею после остановки в Анкоридже, Аляска. 20 апреля 1978 года  в 13:39 Boeing 707-321B с регистрационным номером HL7429 вылетел из Парижа. Машину пилотировал капитан Ким Чанг Гю, вторым пилотом был Ча Сонн До, а бортинженером Ли Кхун Шик. На борту находились 12 членов экипажа и 97 пассажиров.
Первоначально полет проходил нормально,  экипаж  об этом регулярно сообщал диспетчерам. Самолет, летевший на автопилоте, достиг района острова Элсмор на севере Канады, где приблизился к Северному магнитному полюсу. В этот момент произошел сбой навигационной системы и компаса, из-за чего автопилот направил воздушное  судно на юго-восток. Экипаж этого не заметил и продолжил полет. В 20:54 KAL 902  был замечен советскими РЛС ПВО примерно в 400 км от территориальных вод СССР. В 21:19 машина влетела в советское воздушное пространство, в результате чего была поднята  тревога и на перехват нарушителя направлен истребитель Су-15.

Согласно процедурам, истребитель должен был обнаружить самолет, визуально распознать его, а затем заставить приземлиться. Теоретически летчик  мог бы  установить радиосвязь с экипажем, но из-за незнания частот, на которых тот работал, использовались визуальные сигналы – истребитель должен был пролететь рядом с самолетом и помахать крыльями, подавая сигнал экипажу перехваченной машины следовать  за истребителем.

Су-15, пилотируемый Александром Босовым,  перехватил Boeing 707a.  Летчик сообщил командованию, что это было гражданское судно, а не военный RC-135, за который был принят самолет по его радиолокационной сигнатуре. Босов попытался установить контакт с экипажем (видимо, экипаж тоже пытался установить связь с ним), но безуспешно. Кроме того, Босов  приблизился к Боингу с правой стороны (со стороны второго пилота), а не с левой, как того требует процедура.

Из-за отсутствия связи с самолетом-нарушителем Босов получил приказ стрелять на поражение, несмотря на его протесты. В 21:42 он выпустил две ракеты Р-60, одна из которых прошла мимо цели, а другая попала в конец крыла Боинга, оторвав  от него примерно 4-метровую  секцию  и повредив фюзеляж, что привело к декомпрессии. В результате взрыва ракеты также погиб один пассажир – Банг Тайс Хван. Поврежденный самолет начал снижаться и влетел в облака. Из-за нехватки топлива Босову пришлось прекратить преследование. В то время в воздухе находилось еще несколько Су-15, которые были подняты после того, как радары заметили … фрагмент крыла,  принятый военными за ракету.

Ким Чан Гю безуспешно искал место посадки около 40 минут (некоторые источники предполагают, что машина могла лететь один час 40 минут). В это время прибыли еще два Су-15, которые должны были сопровождать корейскую машину в российский аэропорт. Однако отчеты пилотов противоречивы, поскольку один из них, Анатолий Керефов, показал, что заставил корейскую машину приземлиться на замерзшем озере Корпиярви, что не подтверждается вторым пилотом, по словам которого он должен был сопровождать Boeing.

Тем не менее пассажирский самолет благополучно приземлился на замерзшем озере. Все находившиеся на борту люди пережили посадку, но к тому времени, когда примерно через 2 часа прибыли службы экстренной помощи, одна из пассажирок, Ёситако Сугано, скончалась.

Boeing 707 авиакомпании Korean Air Lines
Boeing 707 авиакомпании Korean Air Lines после жесткой посадки

Пассажиры и экипаж были эвакуированы советскими вертолетами и 22 апреля доставлены с базы Кемь в Мурманск, а затем в Хельсинки, откуда 23 апреля были доставлены в Сеул. Пилоты Ким Чан Гю и Ли Кхун Шик содержались под стражей, но в итоге были освобождены 29 апреля. Однако советские власти не позволили провести международное расследование и не передали корейцам черные ящики и какие-либо записи. Сам самолет разобрали и увезли. Важно отметить, что СССР  выставил Южной Корее счет за компенсацию ущерба в размере 100 000 долларов (около 392 000 долларов по современному курсу), но эта сумма так и не была выплачена.

Официально, согласно советским источникам, вся вина за инцидент была возложена на экипаж KAL 902. Тем не менее, корейцы считали причиной  отклонение от курса из-за отказа навигационной системы. К сожалению, этот инцидент не смог предотвратить  аналогичные события в будущем, самым трагическим из которых стал сбитый рейс KAL 007.

Спорным вопросом остаются и действия Александра Босова. Некоторые считают, что он умышленно выпустил ракеты, так что одна не попала в цель, а другая лишь слегка повредила Боинг, не вызвав его катастрофы. Босов знал, что, если бы он не подчинился приказу, ему было бы предъявлено обвинение и он был осужден, но, с другой стороны, он знал, что перехваченный самолет был гражданской, а не военной машиной.

Андрей Бочкарев

Деловая авиация AVIAV TM