B737 MAX должен изменить название

Так считает Стивен Удвар-Хейзи — глава крупной лизинговой компании Air Lease, которая заказала 150 единиц B737 MAX. По его мнению этой марке был нанесен ущерб, и это может привести к снижению стоимости этих самолетов.

Хранилище самолетов B737 MAX8 в Southern California Logistics Airport

Хранилище самолетов B737 MAX8 в Southern California Logistics Airport

Удвар-Хэйзи является одним из основателей авиационной лизинговой индустрии, которая финансирует почти половину мирового пассажирского парка. В апреле 2019 года Дональд Трамп также посоветовал производителю провести «ребрендинг», но Boeing в июне заявил, что не намерен менять название этого самолета.

«Мы попросили Boeing избавиться от слова MAX, — сказал глава Air Lease на конференции по финансированию авиации в Дублине, — я думаю, что слово MAX должно войти в учебники истории как плохое имя для самолета. Эта марка пострадала, и для этого нет никаких причин».

Удвар-Хейзи также сообщил, что авиакомпании до сих пор оценивают нежелание пассажиров летать на MAX и сколько времени это займет. «Будет ли 2 месяца, шесть, будет ли это по-разному в разных частях света. Смогут ли в США забыть о катастрофах через несколько месяцев и начнут думать: «о, это просто еще один B737″, или будут части света, где люди станут более суеверными и потребуется больше времени, чтобы стереть это клеймо?», — он спросил.

Фироз Тарапор, генеральный директор другой крупной лизинговой компании, Dubai Aerospace Enterprises, заявил на той же конференции, что он обеспокоен отсутствием у производителя действий для «активного возвращения» доверия клиентов к этому самолету. DAE отложило планы по заказу нескольких сотен единиц у Boeing из-за кризиса MAX, а у Airbus — из-за высоких цен.

Компания Avolon из Дублина, которая заказала 148 единиц MAX, более оптимистична и прогнозирует в этом году большой спрос на эти самолеты, поскольку «B737 MAX благополучно вернется к 2020 году, и пассажиры начнут летать».

В свою очередь, Энгус Келли из Aercap сказал, что владельцы заземленных MAX должны сохранять хладнокровие и не предлагать панические скидки при продаже или аренде этих самолетов, чтобы избежать снижения их стоимости. «Дисциплина и хладнокровие имеют решающее значение, потому что, если люди паникуют и начинают арендовать или продавать эти самолеты по сниженным ценам дольше, восстановить их остаточную стоимость будет сложнее. Этот бренд сейчас не в хорошей ситуации, нам нужно его оперативно восстанавливать и сохранять абсолютную дисциплину при возвращении этого самолета», — добавил он.

Авиакомпания Air Niugini из Папуа-Новой Гвинеи, по соглашению с Boeing, отложила, по крайней мере, до 2024 года получение четырех самолетов B737 MAX (первый должен был поступить в этом году), поскольку ему нужно больше времени, чтобы пересмотреть планы своего флота, а также заменить старые Fokker. Рассматривается возможность поменять MAX на меньший Embraer E2.

Как уже сообщалось на страницах нашего портала, Boeing ведет переговоры с банками о кредите на 10 миллиардов долларов или более в связи с ростом стоимости заземления MAX. CNBC был первым, кто сообщил, что компания получила 6 миллиардов от банков и обсуждает с другими вопросы о дальнейшей сумме.

До сих пор на его заземление ушло более 9 миллиардов долларов, и компания, вероятно, объявит о дополнительных расходах во время публикации баланса за четвертый квартал 29 января. По оценкам аналитиков, потери составляют около 1 миллиарда долларов каждый месяц.

Интересно отметить, что российская Объединенная авиастроительная корпорация после очередной катастрофы SSJ-100 также провела ребрендинг, в результате которого эта неудачная конструкция стала называться просто SuperJet-100. Однако эта отчаянная попытка оказалась тщетной. По мнению главы профсоюза пилотов аэропорта Шереметьево Игоря Дельдюжова, на российском самолете боятся летать не только пассажиры, но и пилоты.

Андрей Бочкарев