fbpx

Официальных результатов расследования причин катастрофы Superjet-100 компании Аэрофлот, летевшего из Москвы в Мурманск, пока нет. Тогда погиб 41 человек из 71 находившихся на борту. Все стороны обмениваются взаимными обвинениями.

Кокпит SuperJet-100
Кокпит SuperJet-100

Поэтому неизвестно, сказались ли в этом трагическом полете 5 мая 2019 года, недостатки в обучении пилотов, допущенные ими несколько ошибок, заводской дефект, или, возможно, экипаж не вел себя должным образом. Известно, что молния попала в самолет сразу после взлета, но в авиации это не редкость. Просто в данном случае это привело к потере радиосвязи с диспетчерской вышкой аэропорта Шереметьево и отказу других систем.

Через две недели после катастрофы российское государственное информационное агентство РИА сообщило, что виноват пилот, который допустил перегрузку, в первую очередь взял дополнительное топливо, и не активировал блокировку колес при аварийной посадке машины, а затем допустил ошибку, не соблюдая необходимые процедуры. Аэрофлот отверг это обвинение, выразив уверенность, что пилоты сделали все возможное для обеспечения безопасности пассажиров и членов экипажа. Эта версия была предварительно подтверждена российским регулятором МАК.

место аварии SSJ-100
Место аварии SSJ-100

Однако в декабре 2019 года МАК окончательно решила, что капитан воздушного судна Денис Евдокимов не выполнил правила техники безопасности. В то время официальных обвинений ему предъявлено не было. В конечном счете, однако, он был признан виновным Комиссией по расследованию авиационных происшествий, которая сочла его действия при аварийной посадке неуместными, и причиной того, что машина загорелась сразу после посадки.

Капитан Евдокимов отвергает эти обвинения и считает, что причина катастрофы заключается в дефектной конструкции самолета “СухойСуперДжет“. По словам КВС, если бы машина была спроектирована правильно и изготовлена качественно, таких аварий могло не быть. По его мнению, конструктивные ошибки были допущены при еще проектировании машины. Он напомнил, что после показа этой модели на Международном авиационном салоне в Фарнборо под Лондоном уже в 2012 году произошла серия аварий, в том числе во время испытательных полетов в аэропорту Жуковский под Москвой и во время посадки в Якутске. Тогда чудом удалось избежать трагедий во всех случаях, кроме крушения в Индонезии. Но комиссия не поверила его теориям, и ее председатель Игорь Краснов решил, что проступок Евдокимова стал причиной катастрофы “СуперДжета”. По его мнению, самолет приземлился на слишком высокой скорости, был перегружен, а неправильно распределенные нагрузки привели к тому, что самолет, прежде чем приземлиться, трижды отскочил от полосы, повредив шасси, что, в свою очередь, вызвало воспламенение топлива. Комиссия считает, что капитан должен выбрать второй заход и, по крайней мере, частичный сброс горючего.

Капитан утверждает, что эти маневры были невозможны, потому что машина и приборы на борту не реагировали должным образом. По его словам, если бы он выполнил эти процедуры, то самолет упал бы на хвост или врезался носом в землю, тогда погибли бы все. В то же время он признает, что прямой причиной катастрофы был не удар молнии, а отказ всех приборов на борту. “Известно, что все системы, установленные на борту Superjet, имеют электрическое питание, и там нет аварийного механического управления”, – пояснил капитан.

Эти аргументы не убедили прокуратуру, которая утверждает, что все оборудование на борту работало должным образом во время посадки, в то время как капитан и первый офицер Максим Кузнецов не действовали в соответствии с применимыми процедурами.

Российские власти, несомненно, имеющие огромное влияние на ход расследования, оказались перед трудноразрешимой дилеммой — кого назначить виновным: производителя злосчастных самолетов или пилота? И в первом и во втором случае она несет имиджевые потери, поскольку обе причины вскрывают фундаментальные проблемы российской авиационной отрасли, о которых мы писали в статье “Смертельный патоген российской гражданской авиации”. Причины этих проблем лежат в тотальной коррупции, которая достигла уровня африканских стран, где, кстати говоря, обстановка с безопасностью полетов заметно улучшилась и стала выше, чем в России.

Особую пикантность этой дилемме придает факт, что Денис Евдокимов — бывший военный летчик. Признать его виновным значит бросить тень и на подготовку в ВВС России. Интересно, что меньше всего акцентируется внимание на работе служб аэропорта, хотя даже беглого взгляда достаточно, чтобы увидеть крайне слабую подготовку к аварийной посадке, хотя о ней было известно заблаговременно. Хотя, если посмотреть кто является владельцем Шереметьево, то многое становится ясным.

Андрей Бочкарев